понедельник, 30 апреля 2012 г.

ВЫПУСКНИК КУКАРСКОЙ УЧИТЕЛЬСКОЙ СЕМИНАРИИ Ф.И. КАРАТЫГИН

Алевтина Арсентьевна ВЫЛЕГЖАНИНА,
заведующая музеем индустриально-педагогического колледжа (бывшей Кукарской учительской семинарии), город Советск, Кировская область

«История, сколько бы ее тщательно не изучали, сколько бы не исследовали, оживает только тогда, когда в логическое изложение хода событий, фактов живой нитью вплетаются судьбы людей, делающих эту историю». Так начинается книга «Чтоб не распалась связь времён» Татьяны Федоровны Каратыгиной – дочери ученого-просветителя, видного организатора библиотечного дела Ф.И. Каратыгина.

С 1908 года по 1912 год Федор Иванович учился в учительской семинарии слободы Кукарка Яранского уезда Вятской губернии – ныне это индустриально-педагогический колледж города Советска Кировской области. Чтобы понять, что послужило становлению будущего педагога и библиотековеда, нужно окунуться в то время.

К началу ХХ века слобода Кукарка входила в систему городов Вятского понизовья. Не являясь городом по статусу, удалённая на сотню вёрст от губернской столицы, слобода приобрела довольно видное торгово-промышленное значение, благодаря выгодному географическому положению и предприимчивому населению. В слободе того времени насчитывалось около 6 тысяч жителей. Домов в ней было более 500, из которых около трёх десятков каменных, лавок – до 150. По духовной значимости, яркому архитектурно-художественному облику Кукарка многократно превосходила многие уездные города Вятской губернии. Проектированием и строительством нередко занимались специально приглашённые именитые архитекторы. Многие здания: жилые, общественные, культовые (в слободе было 5 церквей и храмов) – по качеству и архитектурному совершенству не уступали постройкам губернского города. Благоустройство, инженерное обеспечение осуществлялось на высоком уровне. Широкие, прямые, регулярно спланированные улицы были выстланы каменными плитами. Общественный сад на Спасской площади, сады при храмах, училищах, многочисленные частные сады украшали слободу, живописно и привольно раскинувшуюся на правом берегу Пижмы. Имелись две пристани: на реках Пижме и Вятке. В Кукарку вели два тракта – с востока и юго-запада.

Кукарка далеко опередила уездные города по торговле, по культурному развитию, просвещению. В ней размещены были два двухклассных училища: мужское и женское, начальное училище, четыре церковно-приходских школы, школа кружевниц, учительская семинария. Имелись в слободе собор и четыре церкви, богадельня, дом трудолюбия, дешёвая столовая, больница, Общественное собрание, публичная библиотека и комитет Красного Креста.

Активной была и общественная жизнь Кукарки. В купеческом клубе устраивались танцевальные вечера, а в Пушкинском сквере – гуляния с музыкой, иногда сквер был даже недурно иллюминирован. Особенно слободская община оживилась с открытием учительской семинарии – появились лучшие силы интеллигенции, стали чаще устраиваться спектакли.

В 1910 году открывается библиотека при Кукарском образовательном обществе. Само общество было создано по инициативе местного жителя А.С. Лебедева – студента Казанского университета и начало функционировать 1 января 1910 года. Членами общества состояли 244 человека, в том числе И.М. Дурнев, В.Н. Хлебников и другие преподаватели, которых в своих письмах упоминает Федор Иванович Каратыгин.

Библиотека при Кукарском образовательном обществе состояла из двух частей: «книгохранилища» и «общественной библиотеки». В первой были сосредоточены научные труды по различным отраслям знаний, печатные издания по местному краю, книги и брошюры, написанные вятчанами; редкие библиографические документы, земские материалы, словари, справочники, рукописи, архив. Во второй части собиралась литература научно-популярная, педагогическая, детская, беллетристика, журналы, газеты. Первая была рассчитана на то, что читатели могли пользоваться книгами только в библиотеке, а из второго отдела издания выдавались на дом.

В первые годы библиотека существовала исключительно на пожертвования и взносы членов Кукарского образовательного общества. Общая численность книг составляла 1357 названий, заключающихся в 1690 томах. Библиотека была открыта для читателей ежедневно с 10 до 13 часов и с 18 до 21 часа.

16 июня 1910 года при Кукарском образовательном обществе был открыт краеведческий музей. Он работал в воскресные и праздничные дни с 11 до 15 часов. За 1911 год его посетило 2743 человека (в среднем 32 человека в день).

В 1909 году в Кукарке купцами слободы организовано Кукарское электрическое товарищество, а в следующем году построена электростанция мощностью в 50 квт и телефонная станция, в 1911 году заработал первый телефон.

В 1909 году на международной выставке в Казани школе кружев присуждена малая золотая медаль за изящество рисунков, превосходное их исполнение и организацию кружевного промысла.

В 1910 году опочным камнем была вымощена главная улица слободы – Казанская.

Примерно так выглядела слобода Кукарка в 1908-1912 годы – период учебы Фёдора Каратыгина в местной семинарии.

Профессиональное становление будущего ученого началось с Кукарской мужской учительской семинарии Казанского учебного округа, куда в 1908 году за казенный счет как учившийся на «отлично», Фёдор был направлен получать дальнейшее образование.

Это была самая первая учительская семинария в Вятской губернии, ее первым директором император Николай II утвердил Гурия Матвеевича Вишневского – высококультурного человека либеральных взглядов, автора учебника методики арифметики, по которому учились семинаристы.

Прием в семинарию был конкурсный, первый набор составил 40 человек. В семинарию принимались мальчики, окончившие двуклассные училища. В основном это были дети крестьян. Прослойка городских мещан и духовенства была незначительной. На вступительных испытаниях предлагались задания по русскому языку, арифметике, закону Божьему, русской истории и географии, а также по пению: лица, не имеющие музыкального слуха и не способные к пению, не принимались.

Немногие семинаристы учились за казенный счет: только самые лучшие и прилежные, среди них был и Федор Каратыгин, который учился на полном государственном пансионе: получал обмундирование, питание, учебные принадлежности.

Семинаристы всегда были заняты делом. Занятия проходили с 9 до 14 часов, затем до 21 часа учащиеся были предоставлены сами себе: учились играть на музыкальных инструментах (балалайка, мандолина, скрипка), играли в шахматы, читали художественную литературу, готовили уроки.

Семинаристы активно занимались самообразованием. Воспитанникам кроме семинарской библиотеки рекомендовалось пользовать публичной библиотекой, где можно было почитать свежие журналы и брать на дом книги современных писателей.

Один из первых выпускников семинарии Иван Комаров вспоминает: «По инициативе наиболее активных семинаристов начали издавать журнал «Новый путь». В первом номере я поместил свое стихотворение, выражавшее общее настроение семинаристов:

                         Все мы крестьянские дети.
                         Дети народной семьи.
                         С целью учиться, работать
                         Съехались с русской земли.

                         Вся наша сила в единстве,
                         Братство – союз наш святой.
                         Им мы проложим дорогу,
                         Загражденную крепкой стеной».

Два раза в год разрешалось проводить вечер с местными гимназистками. На вечер съезжались учителя со всей округи. Готовились к вечеру серьезно. Репертуар был разнообразным, в основном классика. Музыка Глинки, Рубинштейна, Вагнера, стихи Некрасова, Пушкина, Лермонтова. После концерта были танцы, которых очень ждали особенно старшие семинаристы.

Многое в любом учебном заведении зависит от директора. Осенью 1909 директором учительской семинарии был назначен Александр Григорьевич Бессонов – видный сотрудник оберпрокурора святейшего синода Победоносцева. Это был высокий старик с небольшой бесформенной седой бородой, торчащими усами, серыми глазами, небрежно одетый. Он и был назначен директором семинарии с поручением «выкорчевать вольнодумный дух как среди преподавателей, так и среди воспитанников». Знал арабский, греческий, латинский и французский языки. Монархист и женоненавистник. Не любил щеголей и чистюль, не требовал аккуратности от учеников.

С его приходом картина жизни в семинарии совершенно изменилась. Был создан тяжелый казарменный режим. Без разрешения директора нельзя было отлучаться даже в дневное время. А.Г. Бессонов обращался с семинаристами весьма грубо, подчеркивая их мужицкое происхождение. Особенно следил за посещением церкви, которое было обязательным. Не легче жилось и преподавателям.

Усилиями директора семинарии и трудом воспитанников был заложен парк (ныне городской сад). Было посажено много яблонь, смородины, крыжовника около директорского дома. Рядом с семинарией высадили тополя, один из которых посадил Федор Каратыгин, из его письма, в котором сохранилась нарисованная собственноручно карта, местные краеведы установили это место.

Выпускники семинарии неоднозначно отзывались о своем директоре. Одни вспоминают его как жесткого руководителя, другие как заботливого наставника новичков, радящего об условиях их обучения и быта. Когда обнаружился вокальный талант у впоследствии знаменитого выпускника – генерала Андрея Ивановича Лобова, Бессонов не только нашёл ему учительницу пения – старушку, на покое доживавшую век в купеческой семье (она в молодости окончила консерваторию и работала в Казанской студии при оперном театре), но и даже платил ей целый год за эти уроки. Оперного певца из Лобова, к сожалению, не вышло, но получился боевой генерал.

Больше времени семинаристы уделяли учебе, учиться старались все. В учебный план входили закон Божий, педагогика, русский язык, церковно-славянский язык, арифметика и алгебра, геометрия, история, география, естествознание и сельское хозяйство, физика, чистописание, рисование и черчение, пение, музыка, ручной труд. С 1908 года были введены логика и психология.

Однокоштник Ф.И. Каратыгина А.И. Кондаков (его называют «вятским Макаренко»), выпускник 1912 года, писал: «В этом оригинальном учебном заведении всё было своеобразно, и каждая особенность имела разумное основание. Семинария ни в чём не носила на себе отпечаток школьного курса и более подходила к типу высших учебных заведений. В неё тянулись молодые люди из центральных губерний России и все, имевшие случай ознакомиться с жизнью семинаристов, признавали её лучшим из русских средних учебных заведений и отводили ей, безусловно, первое место в ряду наших учительских семинарий. Семинария научила нас работать, любить, любить книгу, любить свой народ. С благодарностью вспоминаю своих наставников. Как сильно и убежденно звучали в наших сердцах их благородные голоса, призывающие нас к борьбе за знания, за просвещение русского народа».

Хорошо была поставлена практика семинаристов в образцовом двухклассном училище с пятилетним курсом обучения. Замечательно проводил конференции по разбору пробных уроков всеобщий любимец Георгий Дмитриевич Космовский. Особенно серьезно будущие учителя готовились к практическим занятиям в образцовом училище при семинарии. Писали конспекты, некоторые из них сохранились и сейчас они экспонируются в музее колледжа. Среди них два конспекта Федора Каратыгина. В музее также хранятся письма, в которых Ф.И. Каратыгин вспоминает свои семинарские годы.

Характеризуя роль семинарии в своем становлении как ученого и педагога, в письме по случаю 50-летия учебного заведения, Федор Иванович Каратыгин отмечал, что «Кукарка воспитала любовь к профессии педагога, дала много жизненных и общекультурных знаний, связала его до конца дней крепкой дружбой с товарищами – воспитанниками семинарии». Он тепло отзывался о семинарии словами поэта: «Тебя, как первую любовь, Россия, сердце не забудет», называл ее «alma mater» и призывал современных студентов «продолжать традиции семинарии, так сказать на новой основе».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.